Женщина, ставшая мусульманкой из дворянского рода.

— Валерия Михайловна, что вас, родившуюся в православной семье, привлекло в исламе?

— Коран. В первую очередь, Коран. Я впервые прочла Коран на английском языке и была восхищена им. Это невероятно! Вот как Лев Толстой сказал: «Прошу считать меня правоверным магометаниным», так и я могу сказать: «Прошу считать меня правоверной магометанкой». А вы знаете, что, будучи отлученным от церкви, великий писатель был похоронен по-мусульмански. Лев Толстой — это не просто человек, это совесть русского человека.

Когда вы изучите Коран, то будете ошеломлены его невероятной глубиной. Как-то после четырехчасовой лекции в Российской академии наук в зале встал 70-летний почтенный академик и сказал: «Если это Коран, то я мусульманин».

Коран вечен, и то, что в седьмом веке такого знания быть не могло — это однозначно. А если оно было, то оно Господне. Это важно понять.

Я поняла, что я была мусульманкой всю мою жизнь. Я этого не знала, пока не прочитала Коран. Я вам говорю откровенно, если человек прочтет Коран, то, перелистав последнюю страницу, он скажет «Хвала Всевышнему Аллаху». Единственно, он должен не спешить, читая. Мое возвращение в ислам произошло в Сирии, когда я прочла Коран с пониманием, то есть с тафсиром (комментариями). Ведь даже самые образованные арабы читают Коран только с тафсиром.