Великий внук, ВКЛИКОГО ПРОРОКА ИСЛАМА. ХУСЕЙН ИБН АЛИ.

Трагическая гибель Хусейна ибн Али и его сподвижников в жестоком бою, произошедшем в 61 году хиджры (680 г. н. э.) в пустынном иракском местечке Кербела (носившем ранее название Найнава), – неутихающая боль в сердце любого мусульманина. Совсем немного времени понадобилось умме Мухаммада, чтобы забыть заветы своего Пророка, отстранить от власти его наследников и развязать кровавую вражду с потомками того, кто принес людям свет истинной религии. Апофеозом этой вражды стало сражение на берегах Евфрата, в котором сошлись с одной стороны – несметные полчища правителя Йазида ибн Муавийи, а с другой – крошечный отряд Хусейна ибн Али, любимого внука Посланника Аллаха: 72 преданных соратника, до последнего вздоха сражавшихся плечом к плечу со своим предводителем, защищая дело Дома Пророка. Не зря многие говорят: если бы не героическое самопожертвование Хусейна, ислам в своем чистом, незапятнанном виде перестал бы существовать.


Хусейн. Он всегда и во всем был впереди других. Когда нужно было слушаться Имама Хасана, своего брата, и подчиняться ему, он был самым покладистым из всех. Когда нужно было молчать, он был тише всех, и молчание его было пугающим. А когда произошло восстание, он оказался самым решительным. Хусейн всегда был предводителем для остальных и никогда не прятался ни у кого за спиной. Он всегда был убежищем для других, сам же никогда и ни у кого не искал убежища. Именно таким и полагалось быть настоящему Имаму.

Когда разразилась беда при Кербеле, каждый из его сподвижников, умирая, звал Хусейна. Все они хотели склонить голову к ногам того, кто всегда и во всем был предводителем.

Но кого же должен был звать он сам, когда, израненный, рухнул наземь: «Господи, я доволен тем, чем Ты доволен, и сдаюсь я на Твою милость и суд. Нет бога, кроме Тебя…»

Хотя мы и старались рассказать в этой главе всё, что относится к жизни Хусейна, Господина мучеников, но, волей-неволей, подробности, касающиеся его семейства и сподвижников, выделены в отдельные главы, чтобы не допустить повторений.

В любом случае, эта глава сказаний о Кербеле – о том, кто не прятался за спинами своих сподвижников и возглавлял свой народ, как и подобает настоящему Имаму. Эта глава – об Имаме.

* * *
Когда до рождения Хусейна оставались считаные дни, Пророк пожелал отправиться в поездку из Медины в другой город. Тогда он пришел к Фатиме и сказал ей: «Джабраил поведал мне, что вскоре у тебя появится сын. Не давай ему молока, пока я не вернусь, даже если я задержусь на целый месяц».

Он говорил то же самое и тогда, когда на свет появился Хасан. Однако материнская любовь заставила Фатиму нарушить обещание и накормить его своим молоком уже через три дня после рождения.

А когда родился Хусейн, Фатима ждала, когда приедет ее отец. Когда Пророк прибыл, он просунул язык в ротик Хасана, а потом и Хусейна, и те стали сосать живительную влагу изо рта Пророка, своего деда.

Он повторял это много раз. Иногда даже засовывал палец обоим братьям в рот, чтобы они сосали его. И Хусейн рос и развивался благодаря деду своему, Мухаммаду.

* * *
Новорожденного принесли к Пророку, чтобы тот выбрал для него имя. Посланник Аллаха сказал: «Я не буду опережать Господа в выборе имени для этого ребенка».

Вскоре ему явился Джабраил и сказал: «Место Али рядом с тобой – как место Харуна рядом с Мусой, так дай сыну Али то имя, которым звали сына Харуна».

Мухаммад спросил: «А как звали сына Харуна?»

Джабраил ответил: «Шабир».

Пророк Мухаммад(с) сказал: «Но мой родной язык – арабский».

Тогда Джабраил сказал: «Назовите его Хусейном!»

И так ребенок стал зваться Хусейном.

* * *
Пророк Мухаммад(с) прочитал в его правое ухо азан, а в левое – икамат. Когда ребенку было только семь дней от роду, его дедушка сказал: «Сбрейте ему волосы и раздайте столько же милостыни, сколько весят его волосы». Из стада выбрали одного барана, и Пророк отправил его в дар повитухе, ведь Посланник Аллаха заботился обо всех земных надобностях новорожденного.

* * *
Асма, служанка в доме Фатимы Захры и Али, принесла новорожденного Пророку. Когда тот увидел ребенка, то заплакал и сказал: «О Господь, прокляни его убийцу!»

Асма носила его Пророку второй раз, когда ребенку было всего семь дней от роду. Но Пророк снова заплакал и сказал: «Горестно мне».

Асма спросила его: «Ты плакал и сегодня, и в первый день. Да будут мои родители жертвой за тебя. Скажи, почему ты заплакал?»

Пророк ответил: «Я плачу из-за внука своего, которого убьют тираны из племени Омейядов. Да проклянет их Аллах, да не получат они моего заступничества… Господь мой! Люби этих двух мальчиков – Хасана и Хусейна, люби тех, кто их любит, и прокляни врагов их!»

* * *
Один человек пригласил Пророка и нескольких его сподвижников на обед в свой дом. По дороге они заметили Хусейна, игравшего на улице. Пророк отошел от своих сподвижников и пошел к Хусейну, раскинув руки, чтобы обнять его. Но мальчик всякий раз убегал от него то в одну сторону, то в другую, вызывая этим смех Пророка. Наконец Мухаммад поймал его. Прижался лицом к лицу ребенка и сказал: «Хусейн от меня, а я – от Хусейна. Да возлюбит Господь каждого, кто любит Хусейна!»

* * *
Он усадил Хусейна к себе на шею, прижимая руками к своей груди его ножки, и так подошел к сподвижникам. Те увидели, что Хусейн сидит на шее у Пророка. Мухаммад обратился к ним с таким словами: «Люди! Это – Хусейн, сын Али, его родители – самые лучшие родители на свете. То, что Господь дал Хусейну, Он не давал ни одному другому из потомков пророков, за исключением Йусуфа».

* * *
Пророк столь часто повторял эти слова, что их знали все. Знали и печалились. Пророк говорил: «Хасан и Хусейн – предводители юношей рая». Он уже тогда называл их предводителями.

* * *
Мухаммад посадил Хусейна к себе на плечи и пошел с ним по улице. Один человек увидел их и сказал Хусейну: «Мальчик, какого же хорошего коня ты оседлал!»

На что Мухаммад ответил: «Он еще и всадник отличный!»

* * *
Однажды люди читали намаз вместе с Пророком. Один из его земных поклонов очень затянулся, и некоторые даже стали думать, что с Пророком что-то случилось. Как только намаз подошел к концу, они спросили: «О Посланник Аллаха, почему так затянулся твой земной поклон, что-то случилось?»

Пророк ответил: «Когда я делал земной поклон, ко мне подбежал мой внук Хусейн и забрался ко мне на шею. Я не хотел торопиться и подождал, когда он закончит игру».

* * *
Однажды Джабраил спустился на землю и протянул Пророку горсть земли, затем что-то сказал ему и удалился. Пророк понюхал ту землю и заплакал, прижав к груди Хусейна.

Умм Салама встревожилась, но Пророк обратился к ней: «Умм Салама, Джабраил сказал мне, что это земля из Кербелы, из того места, где убьют после моей смерти Хусейна. Пусть она хранится у тебя. И как только она превратится в кровь, внук мой погибнет как мученик».

Умм Салама поместила ту землю в стеклянный сосуд и каждый день смотрела на нее. Она говорила: «Земля, тот день, когда ты превратишься в кровь, будет великим днем».

* * *
Когда Хасан и Хусейн зашли в дом, то удивились: их мать спала, а покрыта она была какой-то тканью. Они сказали Асме: «Наша мать днем в такой час обычно не почивает!»

И тут Асма разрыдалась и сказала им: «Ваша мать не спит!»

Хасан бросился на грудь матери и, весь в слезах, воскликнул: «Мамочка, заговори же со мной до того, как душа моя отделится от тела!»

Хусейн припал к ногам матери, целовал их и плакал, приговаривая: «Мамочка, заговори со мной, прежде чем сердце мое остановится и смерть моя придет!»

В ту пору Хусейну было восемь лет, и он уже успел потерять и дедушку своего, Посланника Аллаха, и мать утратил, став сиротой.

* * *
Усман терпеть не мог Абу Зарра и в конце концов отправил его в ссылку в Рабазу. Он приказал, чтобы никто не сопровождал его, чтобы он покинул город подобно преступнику.

Однако Али проигнорировал этот указ Усмана и отправился проводить Абу Зарра вместе со своими сыновьями, Хасаном и Хусейном, братом Акилем и зятем Абдуллой, а также помощником Аммаром.

Хусейн попрощался с Абу Зарром. Он сказал ему: «Дядюшка! Господь может изменить твое положение… Эти люди больше, чем ты, привязаны к этому миру. Ты не нуждаешься в том, чего у них нет, а им нужно то, от чего ты отказался… Потерпи, не волнуйся. Терпение и выдержка – это атрибуты набожности, а нетерпение все равно не отсрочит смерть человека…»

Так Абу Зарр, один из великих сподвижников Посланника Аллаха, был выслан в Рабазу.

* * *
Во время битвы при Сиффине Али позвал к себе сына, Мухаммада Ханафийю, и сказал ему: «Атакуй правый фланг вражеского отряда». Мухаммад вместе со своими воинами напал на отряд врага, отбросил его и вернулся назад. Он сказал отцу: «Отец, воды!»

Али подал сыну воды и побрызгал немного на его тело и доспехи. Капли крови сочились из-под звеньев кольчуги Мухаммада. Али дал Мухаммаду немного передохнуть, а потом снова сказал: «А теперь напади на левый фланг вражеского отряда».

Как и в первый раз, Мухаммад со своими воинами напал на вражеский отряд и рассеял его. И снова вернулся, но уже раненый. И только и смог произнести, что: «Воды…»

Али, как и в первый раз, подал ему напиться и вылил немного воды на его доспехи. И снова сказал: «Атакуй центр вражеского войска».

Мухаммад и на этот раз напал на врага и когда возвращался в свой стан, у него уже было множество ранений, к тому же он плакал. Али сказал ему: «Да будет твой отец жертвой за тебя! Ты обрадовал меня. Но почему ты плачешь? От радости или от страха?»

Мухаммад ответил: «Почему бы мне не плакать? Ты три раза посылал меня на смерть, и Господь возвращал меня целым и невредимым. И каждый раз, когда я возвращался, ты не давал мне передышки и снова отправлял меня в бой, а моим братьям, Хасану и Хусейну, ты не приказал сражаться ни разу. Почему?»

Али поцеловал Мухаммада в голову и сказал: «Ты мой сын, а эти двое – внуки Пророка Божьего. Разве я не должен охранять внуков Посланника Аллаха?»

Мухаммад смутился и произнес: «Да, отец, ты прав. Да отдам я за тебя и за них жизнь свою».

Вскоре к Мухаммаду подошел один человек и спросил: «Почему Али только тебя отправляет на верную смерть, а Хасана с Хусейном – нет?»

На это Мухаммад ответил: «Хасан и Хусейн – очи отца моего, а я – его правая рука. Отец мой сделал руку свою щитом, что прикрывает глаза его!»

* * *
Всякий раз, когда он становился прочитать намаз, Хусейн бледнел. Когда у него спросили о причине этого, он ответил: «Разве вы не знаете, пред Кем я собираюсь предстать?»

* * *
Он увидел однажды трех нищих, что сидели на земле, расстелив на ней кафтан, и ели кусок хлеба. Заметив Хусейна, они пригласили его присоединиться к ним. Хусейн прочитал им айат из Корана, где говорилось о том, что Господь не любит высокомерных людей, затем присел рядом с ними и отведал их угощения. И сказал: «Я принял ваше приглашение, а теперь ваша очередь принять мое приглашение». Имам повел их к себе домой, и всё, что было у него из еды, выложил перед ними на стол, и все вместе они поели.

* * *
Одна из невольниц в доме Имама Хусейна подарила ему букет цветов. Хусейн взял букет и сказал: «Я освобожу тебя ради Господа».

Кто-то из тех, кто видел такое его обращение с прислугой, удивился и сказал: «Как же так, вы освободили ее из-за одного букета цветов, который ничего не стоит?»

Имам улыбнулся и сказал: «Такое воспитание дал нам Господь. Ведь сказано же в Коране: “Если кто-то сделал для вас благое дело, ответьте на это большим благом”».

* * *
Это случилось незадолго до мученической гибели Имама Хасана. Он слег в постель у себя дома, и Хусейн, увидевший его в таком состоянии, заплакал. Имам сказал ему: «Милый Хусейн, почему ты плачешь?»

Хусейн ответил: «Из-за твоего состояния!»

Хасан сказал: «Это был яд, который отправит меня на тот свет, но нет ни одного дня, который был бы похож на день твоей смерти. Тридцать тысяч человек, заявляющих, будто принадлежат к умме Мухаммада, нападут на тебя, чтобы убить, и прольют твою кровь, и честь твою уничтожат, и семью твою заберут в плен, и имущество твое растащат. В тот момент с небес вместо дождя пойдет кровь и посыплется земля, и каждое живое существо будет плакать и скорбеть по тебе, даже пустынные гады и рыбы морские».

Ни один день не был и не будет похож на день гибели Имама Хусейна.

* * *
Джа’ба, сын Хабиры, сын тети Хусейна по отцу и муж его сестры, написал ему из Куфы письмо: «Здесь все взгляды обращены к тебе… Здесь уже настолько хорошо тебя знают, что если ты захочешь по праву сражаться с врагами и дружить с верными тебе друзьями, приезжай сюда, ибо мы готовы жизнь свою отдать за тебя».

В ответ на это Хусейн написал письмо: «Да поможет Господь брату моему, но сейчас я не собираюсь устраивать мятеж… Да помилует вас Аллах. Оставайтесь дома… и будьте осторожны, пока Муавийа в живых, чтобы он не усомнился в вас. А как только он умрет, то если я еще буду жив, то напишу вам о своем мнении».

* * *
После мученической смерти Имама Хасана несколько шиитов написали письмо Имаму Хусей – ну, чтобы он приехал к ним и помог организовать восстание против Муавийи.

Но вот каков был ответ Имама Хусейна: «У нас с Муавийей имеется договоренность, и мы придерживаемся ее. Как только он умрет, то мы поступим так, как должны».

Хусейн был не из тех, кто стал бы попирать мирный договор, заключенный его братом.

* * *